Схема расположения земельного участка на кадастровом плане цена ooogeodeziya.su.

Ляля Богатая
(проза)

 

Когда наступит конец Света…

В обед они запирались в кабинете директора, чтобы поесть и поговорить. Говорили о разном, почему Моника Ливински не забеременела, почему Бритни Спирс не лесбиянка, почему Вуппи Голдберг не снимается в «Плейбое», почему у них на фабрике сложилась кризисная ситуация, почему канализация пришла в негодность, ведь здание построено всего тридцать лет назад, и почему придут ассенизаторы и отключат свет, а на фабрику наступит полный конец…. Не легко определить, почему они собирались: обсудить ли жизненно важные проблемы и вопросы или еда с пятьюдесятью граммами «для храбрости» была всё-таки важнее.
Обед заканчивался кучей огрызков и окурков и вспоминанием старой доброй легенды про конец Света. Директор Иван Васильевич Подотрийко слегка раскрасневшись патетически выплёскивал сакраментальные фразы, о том, что тысячу лет тому назад мир скатался в клоаку, медленно, но уверенно наполняясь дерьмом, считали, что конец Света наступит, когда мир заполнится до краёв, и ничего, кроме вышеупомянутой субстанции вокруг не останется. Заместитель директора Владимир Левоногий мрачно кивал и от обречённого мычания плавно переходил к описаниям фабричных туалетов, иллюстрируя легенду.
Владимир, в прошлом знатный пьяница, был на коротком поводке у директора. Поводок состоял из нескольких звеньев: деньги, руководящая должность и любовница, доставшаяся в наследство от директора. Ошейник галстуком хватал за горло, каждый раз, когда Левоногий пытался действовать самостоятельно. Две сотни несвежей зелени в месяц в основном приходилось тратить на образ жизни, связанный с работой, другими словами - Левоногому оплачивали издержки, связанные с рабочим процессом (сотовый телефон, престижная машина, друзья – нужные фабрике люди, рестораны, кафе, вечеринки), но, как говорится, «искусство требует жертв». Авторитет Левоногова, как заместителя директора, на фабрике был чисто номинальный. Физиологически руководить Владимиру никем не приходилось, но заместитель директора – это звучит гордо. Любовница – отставная проститутка, которую спихнул на него директор, была на пять лет старше и глубоко Владимиру не по карману, но не хотелось обижать хорошую женщину, подругу директора. Поводок давно проржавел, но был достаточно крепкий. В умелых руках хозяина Владимир умудрялся выполнять такие кульбиты и сальто-мортале, что все кошки Куклачёва, наверняка б, сдохли от зависти. Владимир гордился собой, стараясь не замечать некоторую привязанность к Ивану Васильевичу.
…Во дворе института, со стороны чёрного входа, на импровизированной лавочке сидела Светлана и любовалась живописными задворками. Подошли подружки. Прошли десять дней, как они защитились и получили дипломы. Они пообещали друг другу обязательно встречаться после окончания института и вот - первая встреча.
Вокруг разбросаны разноцветные бутылки, пачки из-под дорогих сигарет и чипсов, контейнеры переполнены состарившимися, но не потерявшими шарм, букетами.
- Посмотрите, - обратила внимание девушек, Светлана, - как красиво!
- По крайней мере, красноречиво, - осмотрев мусорку, констатировала одна из подружек, - и за этим всем стоят годы наших занятий, бессонные ночи, испепеляющие экзаменаторы…
- Да, ладно вам, мало ли в жизни дерьма?! - перебила высокая самоуверенная красавица. И они все кинулись целовать Светку.
Однокурсницы бесстыдно хвастались, чем могли. Делились впечатлениями, горестями, невзгодами, победами, успехами, приключениями и курьёзами, произошедшими за последние десять дней, а точнее, первые десять дней взрослой жизни. Постельные подробности смешивались с поступлениями на работу, жизненные драмы – с назначением дня свадьбы, покупка сотового телефона – с приобретением после вылазки, чиряка на заднице. 
Только Светлане сказать было нечего. Она была отличница с красным дипломом, но по странным непонятным причинам это не воодушевляло. Ёй не нравилось прошлое, как понятие и, тем более, прошлое, в котором нет настоящего. А Фантом Настоящего дразнил её кровавым оскалом. Выглядывая из будущего медленно наполняющейся пропастью. Она боялась заняться конкретным, настоящим, боялась жить, не понимая, что бездействие – одна из распространенных форм жизни.
Часто успокаивала себя, представляя, как наступает конец Света, как человечество тонет в грехах и соблазнах, захлёбывается несправедливостью и злобой. Земля – маленький теннисный мячик, привязанный на резинке, в руках у Светланы. Она стоит на краю пропасти, бросает его и ловит, бросает и ловит, с каждым разом всё больше окуная Землю в смердящую пустоту.
…Подружки разбежались, договорившись о следующей встрече. Светлана вышла на улицу и, пройдя до перекрёстка, остановилась. «Куда пойти? - вдруг задумалась она. – Куда пойти? Всё зависит от того, чего я хочу. Чего я хочу? Шоколад… Куда пойти?». Между размышлениями Светлана стала активно вспоминать и представлять вкус молочного шоколада, чтобы избавиться от желания. Иногда это помогало. Но сейчас желание было сильней и она почему-то вспомнила, что когда-то на одной мимолётной вечеринке встречалась с одним молодым человеком и они, кажется, были знакомы…
- Привет, - вдруг вылетело изо рта молодого человека, остановившегося перед остолбеневшей девушкой посреди перекрёстка, - мы, кажется, знакомы? Я – Ваня.
- Светла-на…- проглатывая шоколад, ответила девушка. В тот вечер в гостях она съела много лишнего и просидела большую часть времени в туалете. От изысканных яств Светлану безбожно слабило. 
Прогулялись: кафе, пиво, крабовые палочки, солёные орешки, но сегодня всё обошлось. Как бы между делом, Ваня предложил Светлане место технолога на своей фабрике. Так Светлана, ничему не удивляясь, узнала, что Ваня, то есть Иван Васильевич, возглавляет фабрику, а точнее цех по производству туалетной бумаги арендуемый на фабрике.
И вот Светлана в кабинете директора. На столе нарезка салями, маринованные грибы, сырные чипсы и две бутылки тёмного пива. Она застенчиво приложила губы к горлышку, чтобы как-то разорвать неудобное молчание и начать беседу.
- Колбасы? – Предложил Иван Васильевич.
- Я не ем. – Ответила девушка и машинально взяла кусочек. Она изучающе рассматривала необъяснимо суетившегося директора. Он то вставал, то садился, передвигал предметы на столе, словно не решаясь что-то предложить. 
Девушка рассматривала галстук. Красный в синюю клетку, он напоминал что-то срамное. Она пыталась смотреть в его глаза, но галстук бесстыдно бросался в лицо.
- Мне нужен технолог.
- Я смогу. – Светлана крутила в руках кругляшок салями, перебирая пальцами, словно проверяя шовчики.
- Сможешь? – Неуверенно переспросил Иван Васильевич.
- Смогу. – Девушка перевела взгляд с галстука на ширинку.
- А этим тебе уже приходилось заниматься? – Заметив взгляд девушки, директор отвернулся к окну и проверил, не расстегнуты ли брюки.
- Ну… - покраснела она.
- Что ты умеешь?
- Я? – Светлана схватилась за бутылку. Её маленькая ручка так цепко и умело обхватила сосуд и не спеша начала двигаться вверх-вниз, что даже незаинтересованный зритель раскусил бы в ней опытного технолога.
- Как думаешь, чем тебе придется у нас заниматься? Мы заботимся о качестве…
- Я всё делаю качественно…
- Не сомневаюсь… Но я имею в виду качество нашего продукта. У нас хромает качество. Надо выходить на новый уровень… Иначе… 
- Я в институте участвовала в драматическом кружке и писала на стенгазете.
- У нас традиция… Так сложилось… У всех помимо основных обязанностей… Другими словами, тебе придется выполнять услуги секретаря, работать с бумагами. Справишься?
- Не знаю, - Светлана замялась и бессознательно стала выгрызать из колбасы кусочки сала. 
Иван Васильевич выпил пива и прищурился, словно сомневаясь подойдёт она или нет. Если она так ест, сможет ли работать технологом, и тем более выполнять секретарскую работу?
- Хорошо, я согласна! – Вдруг оторвалась от салями Светлана.
- Справишься?
- Да!
- Почему ты так уверена?
- Кто-то должен же быть во мне уверен… - Не понимая, что говорит, выдала девушка. – Как говорил один мой знакомый: уверенность – фундамент, на котором строится дело.
- Да, ты понимаешь, девочка, - не выдержал директор, - что такое бизнес?! Что такое, когда по пятам за тобой гонится налоговая с проверками, пожарные с брандспойтами, кредиторы с дубинками?! Ты не представляешь, что со мной будет, если следующий тираж будет не мягче предыдущего…
Светлана от неожиданного поворота беседы втянула голову в плечи и проглотила гриб целиком.
Иван Васильевич замолчал и осмотрелся, словно только что проснулся.
Девушка пожалела, что когда-то встретила Ваню. Хотя галстук не выходил из головы…В животе начался рабочий процесс. Она сама не заметила, что съела все грибы и колбасу. Ничего в этой жизни не проходит бесследно…
- Почему ты держишься за живот? – Испугался директор, словно он как-то мог навредить своими проблемами.
- Мне пора… - Побледнев проронила Светлана и исчезла.
Прозвенел звонок.
- Да. – Поднял трубку директор.
- К вам пришли…- Ответила трубка.
«Вот и всё», – подумал Ваня. Трубка безжалостно поддакивала короткими гудками…
Туалет не работал. Светлана заплакала…. Из унитаза, словно из рога изобилия вываливалось…
Всё вокруг было в… Перед глазами всё закрутилось, стало прыгать вверх-вниз, словно на резинке… Перед ногами разразилась бездна… Торопясь, как будто боясь не успеть, из пропасти, пенясь и пузырясь, поднималось…Светлана подумала: «Это мой конец…», и вспомнив красный галстук, бросилась в омут с головой… Старая добрая легенда сбывалась…
(продолжение следует…)
1988 – 2002

© Ляля Богатая, 07.01.2004 г.

 

Если у Вас есть какие-либо предложения или вопросы к администратору,
пишите по адресу art-admin@mail.ru

Ляля Богатая:

 

Прочее:

 

P.S.

 °  на главную страницу

 

design - Rest
© Kharkov 2001-2012