Udobnoodet aden anais.

Бекназаров Рустам
(проза автора)

 

Дикая кошка

Дикая кошка, резкая и переменчивая, холеричная до бестолковости, жила неподалеку. Он вечный собачник не любил кошек. Но она была дика и он тоже. Она любила свободу. А Он любил мечтать о бесконечных степях. Они жили рядом. Пушистая и мягкая, черная и эффектная, завидев его издали, грациозной походкой подходила к нему запрыгивала на руки и давала себя гладить. Если он был не в духе, терлась о его ноги, тем самым успокаивая его душу, изголодавшуюся по любви. Иногда она срывалась и пропадала надолго, бегая с котами по крышам. Иногда исчезал он, уезжая из города. Тогда дикая хищница подымалась на крышу и пила там валерьянку, с тоскою поглядывая на луну. 
Он всегда хотел, понять, заглянуть, что там внутри, в душе у черной кошки, такой дикой, и такой пугающе близкой. Он глядел в ее глаза, когда те отражали поздний закат, любовался пожаром, что полыхал в глубине её тёмных глаз, сгорал в отражениях миллиардов солнц, рождался с новой луной, что нашла убежище в её зеницах. Иногда окунался в ее мех, цвета вороного крыла. Его пронзали искры, шерсть вздымалась дыбом, но он упорно гладил ее выгибающееся тело, совершенное до умопомрачения. Так они танцевали – человек и кошка. 
Но природу не обманешь. Она убежит к котам, вдыхая валериановый запах свободы. А он в очередной раз поймет, что кошки и собаки никогда не будут вместе. Может годы спустя они встретятся где-то на крыше: гордая, черная королева Марго и он – любитель собак. В очередной раз возле нее будет какой-нибудь бывалый истрепанный в схватках мартовский кот, а он будет прогуливать очередную суку. Они заглянут друг другу в глаза. Он снова сгорит в пожаре ее очей, а она, преодолевая все преграды, кинется на его руки, вспоминая ласки тех дней их душевного единения. Но это сказка ... А суждено ли ей стать былью? 

22.08.2002


1-2



Однажды я выпал с пятого этажа твоей жизни и не вернулся. Забудь. 

Ты испуганно закрыла глаза, услышав скрип карниза, но звука упавшего тела не последовало. Вознесся... 

Ты не увидела моего падения, я не увидел напоследок твоих глаз. 

Это было ранней весной. Ты еще успеешь посеять цветы на полях воспоминаний. Возможно, они дадут всходы. 

Прощай. 



Свобода. Опять вспомнил, что я жив. 
Жизнь перестала тормозить и путаться у меня под ногами. 
Можно позволить себе всё, 
Но позволяю себе только свободу... 

14.03.2003 р.


Она мечтала

Она мечтала о море тюльпанов. 
Он же дарил ей только чопорные тёмно-алые розы. 
Она мечтала о сказочном мужчине.
Он же был тенью мужчины совершенно из другой истории.
Темный и верный ангел хранитель. Разве с ангелом спят? Да, но только сладко позёвывая у него на груди, свернувшись калачиком в его объятиях. С ним тепло и уютно. С ним в безопасности. С ним можно везде. С ним можно обо всем. С ним можно о небе, можно о Боге, можно на небо, можно быть Богом. Он как промокашка впитывал все её горести, все её слезы. Он как пророк, который вещал её будущее и ни разу не ошибся. Теперь её будущее было непроницаемо как пелена тумана.
Он был её другом. Долго был другом. Они так часто были вместе, что стали тенью друг друга. Все девушки, с которыми он спал, внезапно исчезли из его жизни. Он переживал, но не долго, ведь рядом была она! Женщина-друг. Как часто её руки обвивали его шею! Вскоре они задушили дружбу – осталась только привязанность, болезненная привязанность сравнимая с любовью...

Но, нет! Засветило солнце, неестественные канаты растаяли... Не оставив ни любви, ни дружбы, ни следов болезненной тени. Лишь тёмно алая роза, утратившая остатки чопорности, горестно склонила увядшие лепестки над старой вазой. 

- Валя. Пошли на пиво. - Сказала она подруге. – А еще лучше на водку. А потом непременно опять пиво! 
- А что случилось? 
- У меня не стало друга...

28.03.03 

© Бекназаров Рустам, 17.06.2003

Проза автора:

 °  1-2

 °  Жизнь

 

Прочее:

 

 °  на главную страницу

design - Rest
© Kharkov 2001-2012