Тырлов Иван
(проза)

 

Комплекс

       На этот раз он спрятался. Да, сейчас он действительно спрятался неплохо.

       Два ряда транспортных контейнеров разделяли его и единственный проход через комнату. Проходящие по комнате решат, что он выскочил в соседнюю дверь. А решить так у них уйма причин. Основных же две. Во-первых: кто станет прятаться в такой ситуации, как у него? Естественно, никто.… Во-вторых, же: за этой дверью находится единственный, возможно, незаблокированный выход из комплекса. Действительно. Чем был не повод выскочить в дверь, пробежать пятьдесят метров по коридору, свернуть в другой коридор направо, а там прямо в белую дверцу с маленьким квадратным окошечком, с натянутой на него тонкой металлической сеткой. И он свободен. Дело за малым: перелезть через изгородь и бегом-бегом через поле в лес.

       Но он не сделал этого. Спрашивается: почему? Если бы он сам это знал. Может, побоялся того, что могло ожидать его за этой дверью? А может того, что не сможет уйти от преследователей, идущих следом? Так или иначе, но что-то его остановило и теперь он сидит здесь, за двумя рядами транспортных контейнеров, сжимая в руке личный ПМ калибра 10 миллиметров, готовый дать им бой, если придётся. Лучше бы не пришлось. 

       Он прислушался… Ничего, ни звука. Он уже начал было думать, что остался незамеченным, Когда в дверь вплыла высокая фигура в длинном кожаном плаще и узких солнцезащитных очках. Какого чёрта, он напялил тёмные очки в первом часу ночи? Незнакомец чуть повернулся на месте, словно демонстрируя себя. Со своего места беглец очень хорошо разглядел лицо незнакомца. И каково же было его удивление, когда он увидел, что перед ним… китаец. В голове дежурного Владимира Чуйко всё перепуталось. Нападение, уничтожение персонала комплекса, китайцы (или японцы, или корейцы, или как их там ещё) в солнцезащитных очках. Что же, чёрт подери, происходит?

       Чуйко почувствовал. Как взмокла ладонь, сжимающая пистолет. На какой-то момент он подумал, что сейчас тот выскользнет из непослушных рук, но всё обошлось, и пистолет не собирался покидать хозяйской руки.

       Дежурный не сводил с пришельца глаз. На всякий случай, старался запомнить всё, каждую деталь. Хотя ничего, для себя, нового отметить не мог. И всё же, черты лица незнакомца несколько жёстче, чем у китайца, значит – японец. Да-да, и манера держаться характерная. Японец. Небольшой, чуть заметный, шрам под левым глазом, свежая ссадина на скуле и крошечный жучок микрофон, утопленный в ушную раковину террориста – вот всё, что смог запомнить Владимир в японце. Из своего укрытия Владимир мог видеть только его левый бок, но и это не помешало ему заметить автомат неизвестной модели, удерживаемый правой рукой террориста.

       Японец самодовольно, словно почувствовав что-то, улыбнулся. Картинно хрустнул шеей и, не спеша, двинулся дальше. 

       От этой улыбки, Чуйко передёрнуло, а рука до боли сжала ПМ. Что же японец почувствовал? Неужели заметил его? Расширившиеся в напряжении зрачки Владимира, следили за врагом. Руки медленно поднялись, нацеливая пистолет в удаляющуюся спину.

       Террорист остановился рывком. Самодовольная улыбка медленно сползла с его лица. Короткая мысль мелькнула в голове Владимира: «Заметил!»

       Очень медленно фигура японца повернулась к дежурному. Два стёклышка, бликующих на свету, узких очков вперились в Чуйко. Дорого бы сейчас дал Владимир за то, чтобы узнать, что они скрывали под собой. Что сейчас думал их хозяин? Что чувствовал? Больше всего на свете Владимир хотел сейчас видеть его глаза…

       Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга, ничего не предпринимая. Затем японец сказал. Он произнёс всего одно слово на своём родном языке, но этого оказалось достаточно, чтобы Владимир спустил курок. Он понятия не имел, что значило это слово, однако рисковать не мог. Вполне возможно, террорист пытался заговорить с ним, но и, не исключено, что поднимал по микрофону тревогу, предупреждая других. Так или иначе, но Владимир выстрелил. Дважды.

       По-видимому, просчитав и такой поворот событий, в последний момент японец попытался отпрыгнуть в сторону, но пули оказались быстрее. Первая из них угодила ему в грудь, снова разворачивая лицом к Чуйко, вторая же, поднятая отдачей первого выстрела чуть выше, угодила в неприкрытое ничем горло. Японец упал.

       Чуйко из-за перекрывающих обзор контейнеров, не мог видеть, куда упал террорист. Он поднялся. Не сводя глаз с прохода, он осторожно вскарабкался на ближайшие контейнеры. Пистолет звонко ударился об один из них, напугав Владимира. А через мгновение Чуйко уже стоял посреди прохода. Тело убитого японца лежало тут же. Чёрный силуэт распростёрся по полу. На японце всё было чёрным: чёрные брюки, чёрная рубашка, чёрный кожаный плащ и чёрные, начищенные до блеска, туфли.

       Рядом с японцем, раздавленные весом головы, лежали узкие солнцезащитные очки с зеркальными стёклами. А вокруг всё было залито, вытекшей из простреленного горла, кровью. Боже, как же её было много. К телу было буквально не подступиться.

       Стараясь не обращать на всё это внимания, Владимир поднял с пола упавший автомат, осмотрел его, дёрнул затвор. Вроде бы в порядке. Его Чуйко заберёт с собой.

       Владимир подошёл к телу японца и дулом автомата перевернул его. На правом виске террориста, Владимир увидел маленькую чёрненькую коробочку. Сначала он подумал, что она растёт прямо из головы покойника, а когда попробовал извлечь её, то понял это наверняка. От коробочки шёл тоненький проводок и вторым своим концом примыкал к правой дужке, покорёженных теперь, очков. Чуйко подумал о том, на что была похожа эта коробочка, однако долго думать ему не пришлось. Сравнение пришло сразу. Коробочка была очень похожа на процессор обыкновенного компьютера, только размером побольше.

       Владимир понятия не имел, что это за коробочка и зачем она нужна, но одно он знал наверняка: эта штуковина многое должна объяснить и она способна дать ответы на многие вопросы. Быть может, при помощи неё станет известно, чего ради всё это заваривалось. 

       Сморщившись от отвращения, Владимир попытался вытащить коробочку. Но она не поддалась. Слишком крепко засела, собака. Тогда Владимир дёрнул сильнее. Раздался хруст выворачиваемых хрящей и противный чмокающий звук, разрываемых тканей. Коробочка оказалась в руках у Владимира. А на её месте осталась глубокая дыра с виднеющимся в ней искромсанным мозгом.

       На внутренней стороне коробочки обнаружилось несколько коротких проводков, испачканных кровью и частичками мозга. Наверное, именно с их помощью и поддерживалась связь между коробочкой и мозгом.

       Подобрав, валяющиеся на полу, очки и скрутив их, тянущимся соединительным проводком, с коробочкой, Владимир Чуйко, ночной дежурный мурманского ЦИГВИЭ, выскочил через чёрный ход.

----

       Комната пустовала недолго. Спустя каких-то полминуты, дверь бесшумно отворилась и вошёл ещё один японец. На первый взгляд точно такой же, как и тот, что лежал на полу. Те же брюки, тот же плащ, и те же чёрные очки, с идущим к ним, от коробочки на виске, проводом. 

       Только был он пониже ростом и в плечах пошире.

       С полным безразличием на лице, японец так же невозмутимо осмотрелся. Обшарил, закованными в очки, глазами каждый угол, пробежался взглядом по рядам контейнеров. Он знал, что беглеца здесь уже нет, но отработанная за время службы привычка быть «в форме» и всегда быть уверенным в том, что из-за спины у него никто не выскочит, давала о себе знать. И он ещё ни разу об этом не пожалел.

       Только закончив осмотр, он приблизился к, лежащему посреди прохода, телу. Осторожно, чтобы не вымазать полы плаща, присел рядом. Какое-то время молча смотрел на товарища. Затем медленно снял очки. В какой-то момент рука его дрогнула, но для него это осталось незамеченным. Глаза японца оказались яркого светло-зелёного цвета, почти салатового, и только по ним становилось понятно, что хозяин их был японцем только отчасти. Правильный европейский разрез глаз явно давал понять об этом. Однако остальные черты его лица были всё же японскими. По-видимому, он был ребёнком генетически разных родителей: папы-европейца и мамы-японки. Этакий мулат.

       Удерживая очки в одной руке, «мулат» свободной рукой повернул голову покойника, проверяя наличие чипа. Как ин и ожидал, чип оказался вырван. Голову он опустил. Пощупал дырочку от пули на груди, проверил пульс. О выуженный из кармана платок, вытер руку. 

       Жилет выдержал. Но второй выстрел оказался роковым.

       Со вздохом «японец» выпрямился. Медленно водрузил свои очки на место. Он легко найдёт беглеца. 

       Он замер. Всё его внимание было сосредоточено сейчас на стёклах очков. На их внутренней поверхности.

       Потоки цифр и различного текста побежали по стёклам-экранам, обрабатывая мысленные запросы «мулата». Очки настраивались на работу. Они сверяли мозговую активность хозяина с той, что была заложена в их памяти. Наконец, на экран выскочили несколько пронумерованных окон, где каждое число соответствовало одному из бойцов группы. «Мулат» мысленно выбрал седьмое окно, и оно тут же выперло вперёд, увеличиваясь и заслоняя собой другие. Какое-то время он упрямо смотрел на чёрный прямоугольник открывшегося окна, ссылаясь на сбой системы поиска. И только потом он понял, что чип «седьмого» либо повреждён либо находится где-то в темноте. Например, в кармане.

       Очень хорошо. «Мулат» немедля свернул все открытые окна. Стёкла очков снова стали прозрачными. Из кармана «японец» извлёк небольшой пульт слежения со стандартным английским набором клавиш на передней панели. Палицы его быстро набрали:

       “… search : Dragon ’ s agent 7…#...”

       Дисплей устройства почернел и, мигнув, выдал план комплекса с быстро перемещающейся по нему красной точкой, пронумерованной белой циферкой «7». Тут же в пределах экрана, за толстой белой линией, обозначающей стену комплекса, «мулат» увидел ещё одну такую же точку с цифрой «3» рядом. Чёрт, агент «3» по другую сторону стены от беглеца, но что ещё хуже: «третий» - в комплексе, а беглец – НА УЛИЦЕ. Уже почти на свободе.

       Его нужно остановить. «Мулат» знал, что это за место, и он сам постарается перехватить беглеца. Так или иначе, но он его догонит. 

       Не выключая, «мулат» бросил устройство в карман. И не теряя больше не секунды, выскочил из помещения.

----

       У угла Владимир остановился. Он медленно приблизился к повороту. Не хватало теперь попасться, теперь, когда выход с территории комплекса был так близок. Осталось только добраться до ворот, а там, через лес и в какой-нибудь населённый пункт. В любой, какой только встретится на пути. Лишь бы был телефон. Владимир бросил короткий взгляд на освещённый дежурным прожектором, клочок земли за углом. Ничего подозрительного он не увидел, значит, за углом никого не было. Прижимаясь спиной к стене, он тихонько прошмыгнул к самому углу и осторожно выглянул из-за поворота. Как ни странно, но территория перед комплексом оказалась абсолютно пустой. Тогда Владимир попытался разглядеть, нет ли кого в будке на пропускном пункте. Но с такого расстояния даже саму будку различить было невозможно, не говоря уже о том, чтобы разглядеть, что происходит внутри. И Чуйко побежал. Побежал к Выходу напрямик, на свой страх и риск, готовый в любой момент повернуть назад, или упасть на землю.

       И чем ближе он приближался к пропускному пункту, тем беспокойней становились у него на душе. Теперь он мог видеть, что свет в будке не горел. Подбежав ещё ближе, он рассмотрел, что стены будки все в маленьких круглых дырочках, а окна выбиты. Было видно, что кто-то в упор и с немалым остервенением всадил в постройку всю обойму. 

       И в этот момент от будки отделилась невысокая худая фигура с длинными, до плеч, волосами. Расстёгнутый белый халат, как крылья белой летучей мыши, развивался за убегающим человеком.

       Сердце подпрыгнуло в груди Владимира. Неужели, это кто-то из персонала? Быть может, кто-то ещё спасся? Чуйко попытался окликнуть, исчезающую за воротами, фигуру, но почему-то слова так и не вылетели у него из горла. Тогда он втянул в грудь немного воздуха, чтобы попробовать снова, но вместо этого только закашлялся. Ноги его подкосились, сил, чтобы удержать тело, не хватило, и он упал. Всем телом. Тяжело так и, наверное, больно. Однако боли он совсем не почувствовал. Он хотел подняться, но и этого у него не вышло. Володя снова упал. 

       «Что же это такое? Почему моё тело меня не слушается?»

       Он больше не видел фигуры в белом халате, только сиротливое строение пропускного пункта, лес и… опрокинутые на бок солнцезащитные очки с одним разбитым стеклом и погнутой дужкой. От дужки тянулся тонкий проводок с маленькой чёрной коробочкой, напоминающей компьютерный процессор, на конце.

       Как же получилось, что доказательства, которые Владимир только что крепко сжимал в кулаке, теперь бесхозно валялись в пыли?

       Володя попробовал дотянуться до очков рукой, но в голове его мелькнула яркая жёлтая вспышка и всё поглотила темнота…

----

       С третьей попытки зажигалка зажглась. «Мулат» поднёс её к сигарете и закурил. Какое-то время он, прищурившись, смотрел на безмолвный лес. Вздохнув, «мулат» покосился на лежащее у ног тело. Двое ушли, «восьмой» и «двенадцатый» положение исправят. В общем и целом, с задачей ребята справились. Хотя двое сбежали, самой большой проблемой оказался вот этот франт. Если бы он вынес имплантант за пределы комплекса, последствия были бы не предсказуемы.

       «Мулат» наклонился и сгрёб имплантант и очки в кулак. Осмотрев его, он убрал имплантант в карман. Он решил, что даст «восьмому» и «двенадцатому» ещё десять минут, а потом начнёт эвакуацию.

       «Мулат» ещё раз взглянул на тело, лежащее у ног, забросил остывающий автомат на плечо и, отбросив докуренную сигарету, зашагал к зданию комплекса.

25.03.2004

© Тырлов Иван, 03.09.2004г.

Проза автора:

 °  Выбор

 

Прочее:

 

P.S.

 °  на главную страницу

 

design - Rest
© Kharkov 2001-2012