Проблема выбора профессии сочинение егэ

Лохматов Евгений
(проза)

 

 
О БАБОЧКАХ И БОТИНКАХ

       Он был крут. Очень крут. Был самым крутым в округе Z – 0. звали его Джон Мьюнг. С виду самый обыкновенный парень для Z – 0. Единственным отличием от остальных была азиатская примесь в крови. И, конечно же, неоновые ботинки. Они, как и примесь, были единственными в Z – 0.
       Как и все крутые ребята Z – 0, он зависал в клубе «ZERO». Нормальный клуб с нормальными бабочками. Конечно, в «ONE» из Z – 1 покруче. Но, что сделаешь, он был здесь, в «ZERO». Да и не жалел особо. Как – никак бесплатная выпивка, да и DJ живой.
       Была и еще одна фишка. Хм, совсем забыл. Был у него такой же, как и он сам крутой, кофр. Гитара «Гибсон Леспол» в нем была простая, а вот кофр – неоновый. Впрочем, его он выбрал под ботинки и, как он сам говорил, просто так и за полфюррена не купил бы. Странно, да? Но каждый идол имеет право на свои странности.
       Так вот, как и всегда, в один из июльских, душных вечеров Джон сидел за стойкой бара и медленно потягивал «Золотого Дракона». Должен сказать, что и напиток этот тоже не из простых. Не знаю почему, но его до сих пор не запретили. Называют его «Золотым Драконом» наверное потому, что состоит он из двух цветов – золотого и красного (красный снизу, сверху – золотой). И именно золотой цвет и надо было бы запретить, так как он содержит какие – то наркотики. После трех – четырех стопок ты становишься реальным участником китайского фильма типа «Золотой Дракон и все – все – все». Дело в том, что «Золотой Дракон» повышает чувствительность слуха и зрения и все движения вокруг становятся быстрее, а звуки четче и громче. И еще(!) – в тебе просыпается истинный самурай.
       Джон Мьюнг знал все эти особенности на себе и старался не спешить, так как впереди был еще целый вечер.
       Помимо клуба «ZERO» и «Золотого Дракона» у Джона была и еще одна традиция. Это – бабочки. Не было такого вечера, чтобы он ушел один. Да и прилагать к этому усилия ему особо не приходилось – они сами на него висли. Но тут не было ничего необычного, ведь Джон Мьюнг был крут. У него были неоновые ботинки и неоновый пятиугольный кофр. По – моему более, чем достаточно.
       Как только Джон заходил в клуб и шел к стойке своей светящейся поступью, он каждый раз получал удовольствие от шороха, ахов и вздохов проснувшихся бабочек. Вот и сегодня, по традиции пройдя не спеша через середину зала к стойке, он уселся на высокий стул и уже мог брать со стойки «Золотого Дракона», так быстро и любезно сделанного барменом.
       Повернувшись к залу, Джон Мьюнг начал в полутьме разглядывать явившихся посетителей. Рассматривал он в основном бабочек. К его огорчению почти все в зале уже побывали в его постели. Но было и еще два сорта : одни, которых он видел впервые и другие, которых он уже видел, но не в своей постели. Джон стал изучать второй сорт. Трое были с кем – то, но четверо еще были одни. Как всегда, он проговорил про себя считалку и выбор пал на брюнетку с мокрой химией. Насколько ему было известно, ее звали Розеттой. Вот черт, что за дурацкое имя? Впрочем, это дела не меняло. Он стал уделять ей больше внимания сначала одними глазами, а потом и своим обществом. С точностью профессионала он делал ей комплименты и , шутя, делал неоднозначные намеки и акценты.
       Но вот он должен был отметить, что день сегодня не такой как всегда и бабочка какая – то не такая. Она говорила, как и все смеялась, отвечала, продолжала разговор. Но вскоре он заметил, что инициатива разговора стала переходить к ней. Было такое ощущение, будто он разговаривал с десятью бабочками одновременно. В конце концов, она удалилась в туалет, но пообещала продолжение вечера.
       Когда она ушла, Джон сидел в ауте. Он устал от разговора (!!!!!) и в то же время словно кто – то пытался сорвать его с места и швырнуть повыше в небо.
       Джон посмотрел на неоновые лампы ботинок. Они все так же хорошо горели, как и в день покупки (недаром стояли атомные батарейки). Он даже отставил ногу, чтобы посмотреть со стороны…Но тут заметил, как неоновые лампы на ботинке хрустят и взрываются под каблуком Розетты. Он так и сидел, ничего не в состоянии сделать. Потом она сказала: «Идем?» А он встал и пошел, потому что первый раз влюбился. 

© Лохматов Евгений, 15.09.2004г.

Лохматов Евгений:

 

P.S.

 °  на главную страницу

 

design - Rest
© Kharkov 2001-2012