Видео с новости чеченской республики.

Ремонт эбу акпп форд фокус

Виктор Кузнецов
(стихотворения: осень-зима 2002 года)

 

Туфли в пакете Esprit,
Цифры в часах Vitek,
Мне не нравится твой подмосковный Spirit,
Цветы в букете на денек

«Товарищи жильцы, убедительная просьба не выбрасывать мусор в мусоропровод» -
Написанное на стене сопровождает мой вечерний вечный ритуал,
Я хочу тебя видеть – дай мне повод,
Я хочу тебе закатить скандал.

Я хочу себе деревянные сандали,
Я хочу написать книгу, про то, как в болоте овод,
Я хочу заняться любовью под раскидистыми ветвями мендали,
Но «Товарищи жильцы, убедительная просьба не выбрасывать мусор в мусоровпровод» 

Я хочу поиграть в пинтбол
И увидеть свое имя первой строчкой на экране Хит-пойнт,
Моя любимая спортивная игра – Мацабол,
Эй, слышь, есть Джойнт?

8.12.02


У меня сегодня тонкое настроение,
И снег снова хлопьями на руки мне.
Капитан идет по следу,
Увлекаемый впереди солдатом и дулом автомата в Чечне.

Я дышу ему в спину и печально читаю граффити на стенах;
У первого с последним фонари,
И неважно, кто прав, кто виноват и кто выстрелит первым – у всех будет ломать в коленях,
Если он доживет до зари.

Фонари освещают то, что под ногами муравьи,
Убиенные большим солдатским сапогом.
«Куда Вы Ушли Юности Годы Мои?»
«Откуда Вы Не Вернулись Потом?»

20.11.02


Ты отстукивала ногтями по стакану,
А я возвращался к тебе два раза, как с моря на сушу,
Не уговаривай – я не перестану:
Я – Витя, Витенька, Витюша

Твоего дома для меня всегда открыты двери,
И для меня в твоих глазах не меркнет огонек,
И нету для меня других намерений:
Я – Витя, Витечка, Витек

Забросив пыльный ранец под крыльцо, я побегу к тебе на огонек,
Чтобы обрести на кухне у тебя свой дом,
Чтобы обрести на груди у себя женщины органический клубок:
Я – Viktor, Vader и Valtron 

Сентябрь 2002


Ты можешь меня не воспринимать,
Но и не принимай меня настолько серьезно, чтобы кончать жизнь самоубийством,
Но я не в силах себя утаить или куда-то изъять,
Но я не в силах уже заниматься онанизмом.

И я курю в туалете, 
И я предаю все свои принципы,
И я угадываю тебя под марафетом
И прячу пистолет под половицей.

И прохожу мимо ничего кроме тебя не видя и не смея,
И одежды мои мне жмут,
И знаю я, что другой тебя имеет,
А я не знаю, как тебя зовут. 

13.12.02


Тем не менее, грустно, 
Не буду смотреть больше лодки за борта
И, все-таки, как же это по-русски –
Нескончаемая череда

Восходов, закатов,
Тропинок от одного к другому,
Воспоминаний о том, что когда-то…
Смешно, ей богу…

А, однажды, сев посреди пути в одиночестве,
Просто так, без причины, на траву, на голую землицу,
Посмотришь на себя–дурака со стороны воочию,
И, может, поймешь, наконец, что некуда больше торопиться.

2002


Страшно мне как в шесть лет,
Страшно и за это грешно,
А он стоял у двери мимо лет,
Нарисованный простым карандашом

Я наливался соком от земли,
Я наливался чувством от глаз ее,
А он все стоял у двери,
А он все опять за свое

Огради меня от скрипа, дверь,
Не хочу больше слышать шелест книг,
Лишь бы только глаза ее в дверь,
Лишь бы только портрет ее на груди

Моей бабушке

Сентябрь 2002


Немного Vodki, немного конопли,
Немного бара, немного клуба,
И за окном уже мелькают фонари,
Круто все-таки, когда у пацанов «трубы».

«Вы че, надо же уметь отличать от мусоров по чертам лица»
«Я когда зашел сюда, сразу все понял»
«Дай еще одну – та замокла с конца»
«Отдуши, пацаны! Отдуши!»
«Сначала покурим, а потом и в Копейск позвоним»

Вы че, надо уже уметь отличать по чертам лица от мусоров
Тех, кто сидит на корточках.
Я – Пацан в Стране Пацанов,
И тот еще, который меня прикрывает с форточки.

23.11.02


Мое любимое время года – лето,
И на каменистых берегах озера Смолино,
Или в Ленинском районе где-то,
Оставил я сердце Олино

Мое любимое время жизни – детство,
И в горячем санатории, или в группе продленного дня,
Когда так хочется гулять, но слишком мал, чтобы совершить бегство,
Оставил я тебя – Аня

И вот уже взрослым заступаю в наряд в детский садик,
А нет сил руку поднять или кого-то видеть, улыбку натяну ли?
И я, как Высоцкий, а ты для меня, как Марина Влади,
Осень – любимое время года Юли

13.10.02


Заберите меня в злые морозы,
Где за колючками слышен девичий смех,
И алый привкус на губах мимозы
Лед не растопит. И пушистый мех

Мне руки покрывает – согревает,
Лестью лоснится в волосах.
Где розовый вечер меня обнимает,
В моих голубых отражаясь глазах

Покинуть родину ради того готов,
Чтоб прошептать в лицо: «Лишь ты»,
Покинуть я готов своих дворовых пацанов –
На лед все поменять. Увы

Уйти туда, где время не идет
В условиях извечной мерзлоты.
Готов все поменять на лед,
Чтоб прошептать в лицо: «Лишь ты»

14.11.02


Диана – королева двора,
В курилке, среди расписанных стен,
Мальчишки не давали тебе покоя, с утра
Ты вспомнилась мне

Стоишь под козырьком подъезда
И смеешься над сорокалетним мужчиной, несущим цветок жене 
Замазывать свой косяк,
Ты вспомнилась мне

Мы потеряемся в искуренных гаражах: ты вспомнилась мне,
Я уложу тебя на диван,
Когда куришь, надо себя полностью отдавать траве,
Диана, с тобой я пацан 

3.11.02


И опять меня манит куда-то,
Готов бежать, отморозив уши,
Чего не понять не солдату,
Чего не понять ни от жизни лучшей.

Там на небе ни облачка,
Там здания в шестнадцать этажей,
Там находится ТОЧКА,
Там гуляет во дворах моя душа в кофточке,
Там находится арка, и кто-то в ней.

Того не понять не солдату:
Мне туда, куда нельзя, ну и пусть!
И опять меня манит куда-то,
Откуда я уже не вернусь!

2.12.02


Иногда так екнет в груди,
И тогда побежишь со всех ног,
И снег белеет в ночи, 
И на снегу чернеет сапог.

И мне бы так бежать,
Как ручью весенней порой,
Аж чтоб кулаки не в силах разжать,
Аж чтоб в черных сапогах по снегу белому ночью зимой.

Иногда так екнет в груди,
Как будто вдруг оказался на глубине в сто тысяч метров под водой,
Я думал, она попала под машину и умерла, и сквозь кубометры воды виднеется свет вдали,
А она просто не захотела быть со мной

11.12.02


Какой у меня беспорядок в квартире?!
Если бы вы видели, то гордились бы мной –
Тем, кого еще так недавно ненавидели,
Увлеченного высокой травой.

О, господи, какие мы вещи делали?!
Если бы вы видели – не забыли бы никогда,
И поняли бы только в следующей жизни, в которой были бы кошками, полосатыми и белыми,
И вас бы манила высокая трава.

Свесившим ножки с забора высокого или с баскетбольного кольца,
Мечтающего, шелуша оберткой от крабовой палочка,
Или лежащего нагишом на кровать, но так и непонятого до конца, – 
Таким вы меня запомните, как Лолитку Набокова, страдающую молитвой-выручалочкой. 

10.12.02


Мне не очень нравится, как ты одеваешься,
Мне не очень нравится твое отношение к жизни,
«А ты все на диване валяешься» – 
Вот твоих впечатлений призма.

И будет ли что-нибудь теплее наших детских мечтаний,
И будет ли с точки зрения диалектики еще что-нибудь,
А то смотри: я погряз в череде исканий,
Жить тебе: оставайся ночевать или уходи и забудь.

Но на баррикаде рядом с буквой «А» в кружке я напишу «Love forever»,
И, может быть, когда издам книгу, и про меня снимут репортаж,
Мне не кому будет сказать: «Я для тебя сделал свою карьеру»,
А ты сменила прическу, и я влюбился в тебя второй раз.

5.12.02


Тем не менее, грустно, 
Не буду смотреть больше лодки за борта
И, все-таки, как же это по-русски –
Нескончаемая череда

Восходов, закатов,
Тропинок от одного к другому,
Воспоминаний о том, что когда-то…
Смешно, ей богу…

А, однажды, сев посреди пути в одиночестве,
Просто так, без причины, на траву, на голую землицу,
Посмотришь на себя–дурака со стороны воочию,
И, может, поймешь, наконец, что некуда больше торопиться.

2002

© Кузнецов Виктор Владимирович, 2002 г.


Стихотворения:

 °  2001 год

 

Прочее:

 

 °  на главную страницу

 

 design - Rest & Sham group ( rest@hotbox.ru )
Kharkov - Moskow 2001-2012