Михаил Кобец
(философская проза)

 

Доктрина единой морали

(продолжение)

Спрятаться от ударов приоритетов за щитом гармонии никому не удастся, ибо гармония - это всего лишь согласие с самим собой, исполнение собственных законов, как бы эти законы ни были определены -как законы убийцы, вора и лжеца, или как законы хирурга, хлебопашца и праведника.

И где же после этого наши ценности, наши "духовные" ориентиры, которые во всяком обществе декларируются на уровне абсолютного общеобязательного блага?

Впрочем, суть ведь не в том, чтобы бежать от приоритетов без оглядки, а в том, чтобы собственные предпочтения не навязывать окружающим. Говорить о том, что текст Библии важнее текста Порнографического рассказа было бы столь же неразумно, как и утверждать обратное: будто физиологические потребности - единственно для нас возможная философия.

Любые ценности создаются для личного пользования, а диктатура общеобязательных ценностей рождает лицемерие, насилие и месть.

Хорошо. Единая мораль. Позволю себе обозначить семь принципов этой морали, которые без утверждения должного способствуют свободному выбору стиля жизни.

1. Учёт интересов семи направлений
2. Соблюдение договоров
3. Ограничение пространственного распространения законов
4. Право внутренних территорий на самоопределение 
5. Свободное передвижение личности
6. Отказ от практики самодостаточного инвестирования капитала
7. Отказ от приоритета прибыли

Здесь могут возникнуть сомнения в представительности /если позволите так сказать/ этих семи принципов. На первый взгляд кажется, что они "представляют" интересы общечеловеческого пространства, а не пространства Единого Организма, поэтому могут быть названы как угодно, но только не "кодексом ахимсы" - основополагающими принципами единой морали.

Однако позволю себе напомнить вам то обстоятельство, что Единый Организм не существует как некоторая определённая данность по отношению к нашему собственному пространству, он как бы "распадается" на множество пространств, обусловленных возможностями общечеловеческой системы координат. Поэтому принципы единой морали - для нас - формируются и реализуются в общечеловеческом пространстве. И если эти принципы сформулированы без утверждения некоторого должного и общеобязательного блага, с соблюдением права каждого на свободный выбор стиля жизни, то мы имеем основополагающие принципы единой, общепространственной морали, а не общечеловеческой.

Чтобы отличить одно от другого я скажу так: мораль общечеловеческая предполагает исполнение принципа "человек - царь природы и лучшее творение Бога". Этот принцип характерен для гуманистически обусловленных философских систем и мировоззрений. Здесь должное определяется как перспектива объединения всех людей в некоторый общечеловеческий самодостаточный организм.

Общепространственная мораль, то есть мораль единая, предполагает исполнение принципа "человек - часть Вселенной". Здесь должное определяется не как перспектива, но как факт своего отношения к миру в конкретном месте "здесь и сейчас", когда свобода выбора стиля жизни для собственного пространства согласуется со свободой выбора всех окружающих пространств - не только социальных, но экологических и космических.

Говоря иначе: принципы единой морали могут быть выражены на любом собственном уровне - как на уровне человека, так и на уровне камня, суть в том именно, чтобы принципы эти способствовали созданию условий для беспрепятственного рождения и развития любого пространства, независимо от личных предпочтений.

На уровне общечеловеческого организма можно обозначить три препятствия в свободном выборе стиля жизни любого пространства.

1. Нанотехнологический гуманизм
2. Государственно-правовая диктатура
3. Национал-патриотическое благо

Я позволю себе отметить четыре вида гуманизма: интеллектуальный, либеральный, финансовый и нанотехнологический. Сейчас не имеет смысла останавливаться на рассмотрении каждого из них, важнее отметить то обстоятельство, что при достижении гуманизмом нанотехнологического уровня развития, возникает некоторое не-биологическое интеллектуальное пространство, которое не подчиняется никаким иным законам, кроме своих собственных, но в то же самое время является частью функциональной целостности человека.

Это интеллектуальное пространство, изначально задуманное как средство для удовлетворения потребностей человека, становится, де-факто, не партнёром человека, но его хозяином, поскольку человек не имеет больше никаких потребностей и забот, кроме как нажимать кнопки и получать удовольствие - и от развлечений, и от работы.

Здесь не в том дело, что некоторые "злые" машины-компьютеры-роботы могут выйти из повиновения и не выполнить заложенную в них программу, а в том, что человек, в условиях абсолютного блага, уже не способен жить по законам своей биологической и психической данности, но только при поддержке извне - как больной, который не может дышать, нуждается в аппарате искусственного дыхания.

Что я хочу сказать? Функции своего собственного организма человек делегирует этому интеллектуальному пространству, которому нет никакого дела до человека, оно живёт по своим собственным законам. 

Способность к сопротивлению, к развитию, возможность критической оценки своих действий, выбор между худшим и лучшим, сама оценка того, что есть хуже и что - лучше, с учётом не только своего физиологического "хочу", но с учётом потребностей всех окружающих - всё это и многое другое уже не будет принадлежать человеку, но только созданному им другому телу, организму, который функционально может обойтись без человека, а человек без него - нет.

Нанотехнологический гуманизм держит за спиной два камня: отсутствие свободного выбора и ущерб Природе.

Отсутствие свободного выбора имеет следствием всё то, о чём я говорил выше: если человек знает только "хорошо", его воля и власть концентрируются лишь в реализации желания улучшать это "хорошо". Звучит, как на наше голодное время, довольно заманчиво, однако получая эту возможность, человек теряет способность к состраданию, милосердию и любви.

В сущности, конечно: зачем нам эти способности? Я не знаю. Но я много чего не знаю. Полезно ли будет для моего личного Я лишится мира моего не знания, мира, который я не могу объяснить? И с чем же я тогда останусь? Вот и получается: не знание - суть такая же обязательная часть нашего психического бытия, как и знание.

Хорошо. Прошу учесть то обстоятельство, что я не говорю о неизбежном, я говорю о возможном.

Дальше. Чтобы не перекладывать с места на место нанотехнологический гуманизм и его последствия, подведём черту: отсутствие свободного выбора создаёт самодостаточное интеллектуальное пространство, которое развивается исключительно рационально, не зная страха, радости, жалости и любви. Что же касается ущерба Природе - то здесь более чем очевидно: если "человек - прежде всего", то вполне оправдано засорять космос, атмосферу и океан.

Хорошо. Государственно-правовая диктатура. Это более-менее привычная для нашего глаза обстановка, обусловленная стремлением того или иного ограниченного пространства к власти.

Государственно-правовая диктатура не принимает во внимание неприкосновенность границ окружающих пространств и право любого организма на свободу выбора стиля жизни, поскольку предполагает "абсолютно истинный и законный" факт данности собственного организма.

В зависимости от позиции наблюдателя здесь можно говорить о внутренней и внешней агрессии.

Пример внутренней агрессии: чрезмерное увлечение алкоголем /нарушена правовая норма собственной биологической конституции/. Следствие: цирроз печени, инфаркт, белая горячка и всё, что угодно. Итог: свобода биологического выбора ограничена набором лекарств и местом в больничной палате или на кладбище.

Ещё пример: налоговое законодательство, как сейчас в России или в Украине, когда на каждую единицу финансовой прибыли нужно уплатить 1,2 единицы налога. Следствие: нарушение законов, попытки прокормит себя и семью любыми способами и средствами. Итог: свобода предпринимательства ограничена выбором между штрафными санкциями и тюрьмой.

Ещё примеры: Чечня, Косово, Курдистан, и пр., пр. - всё то, что предполагает территориальную целостность государства, вне зависимости от воли народа. Следствие: террор и война. Итог: свобода территории на самоопределение ограничена силой власти.

Примеры внешней агрессии: Вьетнам, Сербия, Ирак, Афганистан и пр., пр., когда некоторое государственное объединение, через обозначение "своих интересов" за пределами собственного пространства, отстаивает эти интересы с помощью оружия, денег и дипломатии.

Дальше. Национал-патриотическое благо. Национал-патриотическое благо предполагает то же самое, что и государственно-правовая диктатура, но с акцентом не на законности, а на красоте: "это прекрасно, мы должны это знать и следовать ему" - имеются в виду некоторые традиции определённой культуры или конфессии.

При государственно-правовой диктатуре мы имеем юридическую избранность, при национал-патритическом благе - эстетическую и моральную. 

Хорошо. Семь принципов. Давайте вернёмся к ним.

Учёт интересов семи направлений.
Ещё раз эти семь направлений движения личного Я: физическое пространство, биологическое, психическое, социальное, экологическое, 
космическое и метафорическое. Если мы соглашаемся с тем, что человек един со Вселенной и, как и любое другое пространство, проявляет свою природу многонаправленно, то получаем: для свободного выбора стиля жизни важно заботиться об интересах всех семи пространств, составляющих текст мира нашего восприятия.

Но только интересы биологического и социального пространств, хотя бы и через пень-колоду, ещё пытаются оберегать от диктатуры /во всяком случае, в технологически развитых странах/, а психологическое пространство, экологическое и космическое человек использует так, как во времена Британской империи пьяный матрос использовал в ближайшем порту гулящих девок и шлюх.

Потребительское отношение к психологическому пространству активизируется во времена избирательной кампании или при рекламе нового продукта, когда нужно создать некоторое желательное общественное мнение методами шоу-диктатуры. Здесь у человека нет возможности выбора по той причине, что создаётся определённый стереотип поведения, мышления и потребления. Предлагают, по сути, одно и то же, но в разных упаковках.

Ведь свобода выбора предполагает различные цели, а в данном случае цель остаётся неизменной - престиж и успех, изменяются и предлагаются лишь различные средства и способы достижения цели.

При этом совершенно не принимается к сведению то обстоятельство, что понимание успеха и престижа /или - какого бы то ни было приоритета/ одним человеком может не совпадать с пониманием успеха другим. Главенствует государственный и общественный стиль: либо - "стадо - прежде всего", либо - "что предлагают - то и покупай".

О засорении экологического и космического пространств, полагаю, даже говорить не нужно. К сожалению, очевидность соблюдения интересов этих пространств не выходит за пределы декларативных заявлений - как на государственном уровне, так и на производственном.

Хорошо. Подводя итог: в чём состоит учёт семи направлений? В ТОМ,ЧТОБЫ ЛЮБОЕ ДЕЙСТВИЕ, ЛИЧНОСТИ ИЛИ ГОСУДАРСТВА, ЛЮБОЙ ЗАКОН ИЛИ ДОГОВОР - УЧИТЫВАЛИ МНОГОМЕРНОСТЬ КАЖДОЙ ТОЧКИ ПРОСТРАНСТВА И ФУНКЦИОНАЛЬНУЮ ЦЕЛОСТНОСТЬ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ ВСЕЛЕННОЙ.

Соблюдение договоров.
Здесь предполагается не только соблюдение договорённости /о чём бы то ни было/, но и действенный механизм расторжения договора.

Не в последнюю очередь сказанное имеет отношение к избирательному праву, когда есть механизм избрания депутатов и президента, но нет механизма их отзыва. Любое пространство изменяется, поэтому, при изменении исходных данных либо избирателя, либо избираемого, необходимо предоставить право и возможность человеку скорректировать своё решение, опираясь на нормы юридического права.

Но в целом - соблюдение договоров есть некоторое согласие решать те или иные конфликты без диктатуры личной воли и власти, на взаимовыгодных условиях.

Ограничение пространственного распространения законов.
Здесь я имею в виду вот что: любая территориальная государственная целостность берёт на себя обязательство не распространять действие своих законов за пределы своей территории.

Международное право согласуется с исполнением этого третьего принципа на договорных началах. Полагаю, в настоящее время это общераспространённая практика.

Право внутренних территорий на самоопределение.
К примеру: Курдистан. Или та же Чечня. К чему говорить о целостности государства, когда некоторая группа /к слову: у курдов эта "группа" составляет 40 млн. человек/ желает жить отдельно? Если мы поддерживаем свободу выбора стиля жизни, тогда не следует приоритет территорий рассматривать односторонне, как только лишь территорию государства в его нынешних границах.

Территория - есть некоторая географическая местность "вообще", население которой выражает желание жить "вот по таким законам", а не по "этаким". Желание может быть определено с каким угодно целеопределением - с национальным, социальным, сексуальным или иным.

Если, к примеру, гомосексуалисты сумеют договориться с населением конкретной области конкретной страны о преобладании в этой области выгодных для них, для гомосексуалистов, законов, и захотят отделиться от этой конкретной страны - это их право, их право свободного выбора стиля жизни.

Международное законодательство, которое не может выбрать между приоритетом государственного и национального блага, было бы более действенным, если бы право геополитического выбора формулировалось с учётом целеопределения как такового, без акцента на уже отжившей свой век перспективе, предлагающей обустройство государства либо исходя из политико-исторической данности, либо из национальной.

Подводя черту: право внутренних территорий на самоопределение предполагает некоторое согласие некоторого целого на свободный геополитический выбор любого пространства по своим собственным интересам, как бы эти интересы ни были обозначены - как национальные, социальные, политические, сексуальные, технологические или как-либо ещё. При этом: такого рода процесс происходит с исполнением всех перечисленных ранее пунктов: соблюдение договоров, возможность их расторжения, и пр., пр.

Свободное передвижение личности.
Здесь всё просто: если человеку не нравится в месте А. - он переезжает в место Б. Предполагается, что право свободного передвижения личности, как и любое другое право, обеспечивается возможностями его реализации.

Отказ от практики самодостаточного инвестирования капитала и отказ от приоритета прибыли предполагают некоторую иную экономическую модель обустройства социального пространства, отличную от тех, что практикуют ныне, будь то свободная конкуренция или плановое ведение хозяйства. Несколько слов по этому поводу я имел случай сказать раньше, однако к подробному разговору пока не готов. 

Хорошо. Давайте подведём черту. Что мы имеем? Мы имеем семь пунктов единой морали, которые я позволяю себе называть "кодексом ахимсы".

Есть ли в них что-либо новое, чего не практиковали бы, в той или иной степени, в наше время? Нет, ничего такого не обнаружено.

Именно так: ничего нового. Поэтому единая мораль - это не мораль, законы которой нам неведомы, но некоторый абсолютный компромисс, участники которого выступают в равных правах как перед Богом и смертью, так и друг перед другом - здесь и сейчас, в пространстве собственного Я.

<< начало

(© Михаил Кобец, 29.03.2003г.)

ЭТЮДЫ АХИМСЫ 

 °  Четки

 

Прочее:

 

P.S.

 °  на главную страницу

design - Rest
© Kharkov 2001-2012