запчасти для технического обслуживания автомобиля, b

Алексей Плетнев
(проза)

 

Травма председателя
(или особенности национального языка).

    События, описываемые в этом рассказе, произошли в реальной жизни. Место действия и имена персонажей изменены. Автор просит прощения за возможные случайные совпадения, так как, при широкой компьютеризации нашей жизни и слабых знаний иностранных языков, аналогичные ситуации могут встречаться довольно часто.

    - Взво-од! В две шеренги становись! Десять секунд. Начинаю отсчет! Раз! … Девять! Молодцы!
    - Равняйсь!
    - Смиррна!
    - Занятие закончено, до свидания!
    - Допобачення пан выкладач!
    Прощание курсантов неприятно резануло слух Виктора Сергеевича. Он так и не смог перевести преподавание физической подготовки на “державну мову”, в отличии от самих курсантов, с которыми работал.
    - Вольно, разойдись!
    Закончилось последнее занятие в сегодняшнем расписании. Курсанты организованно двинулись принимать “гигиенические процедуры” (т.е. холодный душ, горячая вода у них была в кружках, если её накипятить кипятильником).
    Виктор Сергеевич устало проводил их взглядом и потянулся в карман за сигаретами. 
    После шести часов непрерывных занятий – сдвоенных академических часов или, как принято выражаться, “лент”, ему захотелось три вещи. Закурить, принять холодный душ, а затем пойти на обед в ближайший парк, и не торопясь выпить не менее трех кружек холодного пива. 
    Был конец мая, и солнце жарило невыносимо, – температура в тени держалась около тридцати градусов, а вчера шумно и с размахом отмечали присвоение очередного специального звания – полковник милиции непосредственному начальнику Виктора Сергеевича, Наконечному Дмитрию Петровичу.
    Но, к сожалению, самое приятное – пообедать холодным пивом он сегодня не мог. Сегодня ему и Наконечному предстояло присутствовать на Ученом Совете института, который должен рекомендовать к печати учебное пособие по физической подготовке, авторами которого они являлись.
    Виктор Сергеевич с наслаждением затянулся сигаретой, тут же поперхнулся и закашлялся от неожиданного окрика.
    - Виктор Сергейович! Подождите!
    Он оглянулся по сторонам, пряча сигарету в кулак. Курение на территории института ректор запретил, а голос, произнесший эти слова, был сильно похож на голос проректора по службе, любившего подлавливать забывшихся преподавателей.
    К нему почти бегом двигался через футбольное поле невысокий и коренастый полковник милиции, занимавший должность начальника курса.
    - Виктор Сергеевич, дорогой, выручай. Нужны люди на срочную работу, а у тебя завтра первая лента. Поступила команда срочно зарыть канаву около казарм. С лопатами я уже договорился – отдуваясь произнес полковник.
    - Ну и что сказали лопаты? – в полголоса спросил Виктор Сергеевич. 
    - Все в полном порядке - вытирая платком с лица пот выдохнул полковник.
    - Ну, коль в порядке, забирай людей.
    - Спасибо дорогой, выручил, потом сочтемся.
    - Не за что - ответил Виктор Сергеевич, стараясь сохранить серьезное выражение лица. Его всегда веселили подобные сцены, хотя многие из офицеров не могли понять почему. 
    Он закурил новую сигарету, и не спеша, двинулся в сторону учебного корпуса.
    Через полчаса, наслаждаясь ощущением прохлады и чистоты, потягивая горячий кофе с коньяком, Виктор Сергеевич обдумывал доклад на ученый совет. На территории кафедры стояла тишина, нарушаемая лишь приглушенным звоном рюмок из кабинета Наконечного.
    Набросав черновик выступления, он поднялся из – за стола и направился на звук. Около двойной двери начальника он в нерешительности остановился и принюхался. Пахло табаком, рыбными консервами, корейской морковкой, селедкой с луком и чем-то ещё совершенно непонятным.
    - Заходить или нет? – подумал Плетнев.
С одной стороны, необходимо найти рукопись, а с другой – судя по накалу эмоций находящихся за дверью, веселье было в полном разгаре. Решившись, он воспроизвел стуком условный сигнал. Наступила тишина. Через некоторое время щелкнул замок, и из-за приоткрытой двери выглянула голова прапорщика – оружейника, неизменного участника всех застолий по прозвищу Гастелло. Это прозвище к нему прилипло после того, как после очередной попойки, выходя из трамвая он промахнулся мимо подножки и плашмя выпал на тротуар, на долгое время оставив на своем лице отпечаток асфальта.
    - Сергеич, это ты? – прошептал Гастелло.
    - Нет, не я, Наконечный там есть?
    - Нету его, заходи скорей, давай по пять капель.
    - Позже зайду, не выжирайте все без меня.
    - Попробуем - ухмыльнулся Гастелло.
    До ученого совета оставалось менее 20 минут. Наконечного не было. 
    Накрутив еще одну чашку с коньяком, Плетнев задумался. Дело в том, что учебное пособие, которое он подготовил, было вообще первым в истории кафедры. Считалось, что преподаватели физподготовки умеют только хорошо дуть в свисток и пить водку. А волновался Виктор Сергеевич по следующей причине: когда наступило время переводить рукопись на украинский язык, он обратился за помощью к Наконечному. После этого, прошло почти два месяца, рукописи он больше не видел.
    - Здравствуйте! 
    Виктор Сергеевич поднял голову. В дверях, широко расставив ноги, стоял, сверкая новенькими звездами на погонах, полковник милиции Наконечный, держа в руках толстую папку. Судя по блестящим глазам и тонкому аромату пива и вяленой рыбы, он по своему готовился к предстоящему совету.
    - Где рукопись? – спросил Плетнев. 
    - Один экземпляр со мной, другой у ученого секретаря – продолжая распространять запах пивной, ответил Наконечный.
    За четыре минуты до начала, они заняли места для приглашенных в овальном зале ученого совета. Зал был почти полон. У дверей нервничал проректор по службе, ожидая прихода ректора.
    - Панове офицеры! – пода голос проректор.
    Члены совета, имеющие звания подскочили, вытягиваясь по стойке смирно, гражданские – изобразили приподнимание со стула, злорадно поглядывая на офицеров.
    - Панове офицеры! Бросил в сторону службиста ректор, ни на кого не глядя, занимая место во главе стола. 
    Ученый совет начался.
    Выступали докладчики и содокладчики, пытаясь убедить всех, что "работать стали лучше, работать стали веселее". После каждого доклада подводил итоги ректор, камня на камне не оставляя от выступающих, доводя их до полуобморочного состояния. В общем, шел нормальный рабочий процесс. Рассмотрение рукописей было запланировано в пункте "разное" в самом конце. Шумел кондиционер, приятно охлаждая воздух. Приглушенно бурчало в животе Наконечного. Виктор Сергеевич начал подремывать. 
    - Сергеич – зашептал Наконечный – где я вчера был?
    - В салате – буркнул Плетнев, недовольный пробуждением.
    На некоторое время восстановился прежняя идиллия.
    - А где был салат? – вновь подал голос полковник.
    - У «мертвеца» – вздохнул Виктор Сергеевич.
    Надо сказать, что название « У мертвеца » имел пивной бар, в котором подавали недорогую и довольно приличную закуску и полный ассортимент спиртных напитков. Располагался он на территории бывшего кладбища в близи очень удобной транспортной развязки. Клиенты, попадающие в это заведение, как правило, покидали его в состоянии соответствующему названию.
    Прошло еще минут сорок, Плетнев откровенно скучал. Вспомнив анекдот, повернулся к Наконечному, чтобы рассказать его, и поперхнулся. Полковник сидел неестественно прямо, делая страшные глаза ученому секретарю.
    - Ты чего?
    - Пиво – коротко ответил он.
    Вскоре, настойчивость полковника увенчалась успехом. Секретарь ученого совета, посмотрев на него, зашептал что - то на ухо генералу, тот согласно кивнул.
    - Уважаемые члены ученого совета. Прежде чем перейти к рассмотрению следующего вопроса, предлагаю рассмотреть рукопись учебного пособия, подготовленного Плетневым Виктором Сергеевичем и Наконечным Дмитрием Петровичем. После чего сделаем перерыв.
    Плетнев глубоко вздохнул, поднялся и начал зачитывать ранее подготовленный доклад. По ходу он внимательно следил за реакцией ректора, который, перелистывая рукопись, пытался вникнуть в ее содержание.
    Все шло спокойно. Виктор Сергеевич закончил свое выступление, сел и стал ждать результата.
    - Какие есть к докладчику вопросы? Если нет, предлагаю рекомендовать рукопись к изданию и сделать перерыв - произнес ректор, осматривая зал.
    Плетнев с облегчением вздохнул. Но тут с места поднялся проректор по научной работе Рыбаков, интеллигентнейший человек, с которым у Виктора Сергеевича сложились прекрасные отношения. Он был бледен и сильно взволнован.
    - У меня вопрос к составителям. Читали ли они сами свою работу?
    Наступила мертвая тишина, а у Плетнева появилось противное ощущение в желудке.
    - Пусть они объяснят, что значит "выконаты стийку на куркулях"? (в буквальном переводе с русского на украинский "кулак" это зажиточный крестьянин, т.е. "куркуль", речь идет о выражении "выполнить стойку на кулаках").
    Виктору Сергеевичу плохо. Он понял, как Наконечный перевел рукопись - просто нажал клавишу на компьютере и получил машинный перевод.
    - Наконечный! - раздался голос ректора - Поясните!
    Полковник начал медленно краснеть.
    - Я еще не закончил! - продолжал Рыбаков - Что такое "биг пидтюпцем?" ("Бег трусцой" в этом случае выглядит как "заячий бег").
    - И самое главное, пусть покажут, как достать грудями колен! Наконечный! У вас есть груди?
    По залу пронесся смех. Плетнев спрятался за спиной впередисидящего майора и затих. Наконечный этого сделать не мог. Он стоял по стойке смирно, пытаясь сдержать позывы из желудка и капая крупными каплями пота на пол.
    - Хорошо, коль у вас нет грудей, разувайтесь, снимайте носки и положите их к себе на затылок. Мы ждем. – не унимался Рыбаков.
    - А пока вы обдумываете, выполнять эту команду или нет, поясняю для остальных. Данное действие прямо вытекает из вашей – же команды "Достать шкарпеткою потылицы". (Прямой перевод – "достать носком затылка", правильно – "достать носком нози потилыци").
    Члены ученого совета уже давились от смеха. Правильно оценив создавшуюся ситуацию, ректор прошептал несколько слов ученому секретарю.
    - Уважаемые члены совета! Учитывая существенные замечания по содержанию этой работы, мы не можем рекомендовать её к изданию в таком виде. Но, так как, она стоит в плане работы института, предлагаю все-таки дать положительную рекомендацию с условием, что в течении месяца учебник будет вычитан и отредактирован. Кто за это предложение, прошу голосовать. Спасибо. Принято единогласно. Наконечный и Плетнев - свободны.
    Окружающие были ошарашены, и пока они приходили в себя, Виктор Сергеевич ринулся к выходу, таща за собой Наконечного, который находился в каком – то трансе.
    Через пятнадцать минут, сидя за столом в кабинете начальника, с наслаждением потягивая холодное пиво, Виктор Сергеевич сказал:
    - Это что! Я читал похожий труд, но в переводе с украинского на русский, и там была такая фраза - "Травма председателя", что есть буквальный перевод выражения "Травма голови" ("голова" – с украинского переводится как  "голова" и как "председатель").

P.S.:

<<< на главную страницу

 

 design - Rest & Sham group ( rest@hotbox.ru )
Kharkov - Moskow 2001-2012